?

Log in

No account? Create an account

Не забуду фараона, буду вечно молодым
sl_mayer

- Послушайте, Моисей. Вы знаете, как люди вас уважают, вы сказали идти, мы подорвались и пошли, не спрашивая, куда и зачем. Мы уже год бредём за вами по этой пустыне, которой нет ей ни конца, ни края. Но сегодня мы просим день отдыха.
- Сегодня какой-то особенный день?
- Конечно, сегодня же 23 адара - День египетской армии. Среди нас много служивших. Это важный для нас день. Мы хотим его отпраздновать.
- Но это же армия фараона! Жестокая, бесчеловечная армия. Над вами же там издевались, вас же унижали, били. Что вы собрались праздновать?
- Не обобщайте, Моисей. Вы же сами не служили, верно? Вы же больше по административно-хозяйственной части? А я 2 года отслужил. И не лишь бы где, а в ограниченном контингенте египетских войск в Нубии. И я вам скажу, что армия - это хорошая школа жизни, и я горжусь, что я прошёл эту школу. Так что, Моисей, объявляйте привал. Народ хочет праздника. А если вы не разрешите праздник, народ может взбунтоваться. И не дай вам ваш Бог, про которого вы нам всё время толкуете, увидеть еврейский бунт, осмысленный, но беспощадный.
- Хорошо, мне надо посоветоваться с братом.

- Аарон, народ хочет отдохнуть. Они просят разрешить им отпраздновать День египетской армии. Что делать?
- Надо разрешить. Рабы любят праздники. А ностальгия - лучший праздник для раба.
- Ладно, пусть празднуют. Им ещё 39 лет идти. Мы же с тобой знаем, что никто из них не дойдет до Земли Обетованной, потому что "нет рабам рая".

Read more...Collapse )

Это Израиль, детка
sl_mayer

  

Каблан * по имени Давид опаздывает со сдачей нашего дома больше, чем на год. У каблана всё время уважительные причины: муниципалитет не утвердил архитектурный план (после того, как дом построен), пожарники не дают разрешение, потому что нарушены какие-то противопожарные нормативы, субподрядчик электрических работ сбежал вместе с деньгами и кабелями, плюс блокада территорий, из-за которой до стройки не могут доехать мастера отбойного молотка, рыцари мастерка и кисти Али и Мухаммед. Вдобавок ко всему - дожди, засуха, болезни и общая нестабильность в регионе.

Жильцы, продавшие свои старые квартиры под обещания каблана: “К майским вселитесь. Голову даю на отсечение”, въехали в недостроенный дом без лифта, без подземной стоянки, без кондиционеров, с горой строительного мусора перед входом, с каким-то партизанским подключением к электричеству, при котором нельзя одновременно включать более одного электроприбора (жильцы составили график, кто когда стирает, когда готовит и когда включает посудомоечную машину).

В середине августа изнывающие от жары, но сплочённые совместной стиркой и совместным приготовлением пищи жильцы нашего дома, поняли, что к маю дом, скорее всего сдан не будет, и решили послать каблану чёрную метку. Давиду надлежало явиться поздним вечером в тёмный дом и держать ответ перед жильцами. Встреча была назначена в квартире работника сферы высоких технологий Гиля. Давид пришёл в назначенное время, без оружия, без охраны, но с другом одноногим Джоном Сильвером.

Read more...Collapse )

Два мира - два детства
sl_mayer

Австралия. Середина 90-х годов прошлого века. В летнем молодёжном лагере идёт урок разговорного английского для иностранных студентов. Тема урока "Моё детство". 15-16-17-летние ученики должны рассказать об играх и развлечениях своего детства, о том, как в их странах проводят свободное время, о традициях своей семьи.

- Мы каждую зиму ездим с родителями в Швейцарские Альпы, - начал голландский мальчик, - Мама с папой катаются на лыжах, я - на сноуборде, а моя младшая сестра - на санках. Вечером, после катания, мы собираемся в большой гостиной, едим фундю, взрослые пьют вино, дети пьют горячий шоколад, а потом мы все вместе поём голландские песни.

- Отлично, Томас, - похвалила голландского мальчика учительница, - А теперь нам расскажет Макс, - и она указала не немецкого мальчика.
- У меня лучшее воспоминание детства - встреча Рождества у бабушки в маленьком баварском городке. Там очень красиво: ёлка, игрушки, Санта-Клаус. Собирается вся семья, мы едим вкусную немецкую еду, которую готовит моя бабушка, моя мама и мои тёти, мы выходим на улицу смотреть фейерверк, а потом детям дарят подарки.

- А мы летом ездили с папой на Канарские острова кататься на серфинге, - похвастался испанский мальчик.

- Молодец, Макс, молодец, Мигель. Сергей, а какие игры были у вас в детстве?, - обратилась учительница к русскому мальчику.
- Мы в детстве играли в ножички, - бодро отрапортовал Серёжа.
- Во что??!!
- В nozhichki, knives.
- Knife like a toy (игрушечный нож)?
- Not like a toy, - обиделся Сергей, - Like настоящий, выкидуха. Чёрт, как же это по-английски? С кнопкой, with button, лезвие из нержавейки. Не знаю, как будет "нержавейка" по-английски. But believe me, a real knife, сосед дядя Вася на заводе выточил. А у моего другана Витька был настоящий зэковский нож, с кровостоком и с наборной ручкой. Но я не знаю, как будет "кровосток" по-английски.
- А в чём заключалась игра?, - робко поинтересовалась учительница.
- О! Это очень просто, very simple: рисуешь круг на земле, ну, circle, втыкаешь нож и отрезаешь себе территорию. "Territory" - она же на всех языках "territory", isn't it?, - обратился Сергей к иностранным друзьям. Класс притих, - У кого не осталось территории, тот проиграл.
- И что делали с проигравшим? - с ужасом спросила учительница.
- Проигравший получал 3 поджопника, - радостно ответил Сергей,- Только я не знаю, как будет "поджопник" на английском. Могу показать.
- Не надо!! Лучше нам Наташа расскажет об играх своего детства.
Весь класс повернулся к украинской девочке Наташе.
- Мы в детстве играли в войну - war game, - неторопливо, правильно употребляя английские времена, начала свой рассказ Наташа.
- Разбивались на две команды - teams. Я всегда была за русских. Цель была - убить как можно больше врагов. Ну или взять их в плен. Хотя пленных тоже потом расстреливали. Понарошку, конечно, - успокоила Наташа притихший класс.
- А кого представляла другая команда? Кого надо было убивать?, - облизав пересохшие губы, спросила учительница.
- Немцев, конечно!!!- радостно ответила Наташа, - Кто больше немцев убьёт, тот и победитель. Жалко, только никто немцем не хотел быть. Поэтому у нас была считалочка (like a lottery): "На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич..."

Немецкий мальчик Макс отвернулся к окну. Он вспомнил бабушкин суп с копчёными колбасками, картофельный салат, рождественскую ёлку и понял, что он совершенно не хочет учить английский.


День Победы
sl_mayer
Министр по вопросам "понижения стоимости жилья для малоимущих слоёв населения без ущерба много-имущим слоям" Коши Махлон встречался в своём иерусалимском офисе с советником по связям с общественностью Джеком Циперовичем.
Словно карту боевых действий, Джек разложил на столе календарь с планом мероприятий на ближайшие месяцы.
- Итак, май, - начал Джек
- В первой неделе мая я еду в Ниццу с парламентской делегацией. Ну, там ещё несколько человек от муниципалитета, ещё этот, как его, из полиции, и эта, из больничной кассы. Небольшая делегация, 38 человек. Местная еврейская община нас пригласила, неудобно отказаться.
- Никакой Ниццы! Никакой общины! - взревел Джек, - У нас же 9-е мая!! У тебя назначена встреча с ветераном!
- С каким ветераном? - загрустил министр, - Я же на день памяти жертв Холокоста уже встречался со стариками. Они ещё так трогательно про концлагерь рассказывали. Тору мне подарили, из Польши вывезенную. Поблагодарили меня за повышение пенсий на 55 шекелей. Я им пообещал в будущем году прибавить ещё 19 шекелей и подарил макет опреснительной установки в Ашкелоне.
- Не путай день памяти Холокоста с Днём Победы! 9 Мая - это день победы над нацистской Германией во Второй Мировой войне. Самый святой для русских праздник.
- А я тут причём? Пусть русские празднуют. Может, я всё-таки в Ниццу? -заканючил Коши, - Ницца в мае: солнце, море, пляжи, рестораны. Ну, и еврейскую общину, конечно, нужно навестить. На месте снять показания уровня антисемитизма, поинтересоваться, когда в Израиль репатриируются.
- Ты с ума сошёл?? - Джек опять сорвался на крик, - У тебя ТУТ миллион русскоязычных избирателей, а не в Ницце. Нет, вы видели? Что его попросили? В своём офисе, в кондиционированном помещении пятнадцать минут поговорить со стариком! Это совсем не трудно, - консультант перешёл на более примирительный тон, - Русские не заставляют есть их еду, и с русскими не обязательно целоваться. В крайнем случае, если сильно прижмут, например, начнут про культуру спрашивать, скажешь, что вырос на книгах Чехова и Достоевского, а из кинематографа очень уважаешь Тарковского. В живопись лучше не лезь. А за ветерана не беспокойся - подберём тебе старика настоящего, бодрого и не очень нудного.
- А что бывают ненастоящие?, - удивился министр
- Скажем так, разные бывают. Тем, кто в боевых действиях участвовал, сейчас больше 90. Сам понимаешь, в таком возрасте уже нет сил на встречи с политиками ходить. Поэтому настоящие ветераны в дефиците. Не всем достаются. Есть ветераны помоложе, которые родились после войны. У них такие же мундиры и почти такие же награды на груди. Их гораздо больше, на них и спрос меньше.
- А как же я их отличу? - заволновался министр, - Может быть, я вместо себя пресс. секретаря пошлю? Он образованный. Он однажды книгу читал. А я подъеду в Женеву на конференцию по проблемам жилья для молодых швейцарских семей. Эта тема для нас тоже очень актуальна...
- Ты будешь встречаться с ветераном! – отрезал Циперович, - Все встречаются: Биби, Бужи, Буги, Яир, Ивет, и ты встретишься.
- Видел я Бужиных ветеранов. Он фотографировался с девушками в военной форме и с чёрно-жёлтой ленточкой на сиськах. Я тоже хочу с девушкой. Зачем мне старик, к тому же фальшивый?
- Нашёл с кого пример брать – с Бужи. Он же всё делает невпопад. То афганский флаг с португальским перепутает, то, девушку с ветераном. Поэтому не быть ему премьер-министром. Народ шлимазлов не любит. Политик должен чувствовать, где девушка, а где дедушка. У нас всё будет серьёзно. Старик проверенный, ордена настоящие. Поговорите минут 15. Он всё равно на иврите не понимает. Ты слушай, кивай и улыбайся, потом скажи, что благодаря их подвигу мы живём сегодня в Израиле.
- Какая связь? – заворчал Коши, - Мои родители бежали из Туниса в 50-е годы, когда арабы отобрали у них лавку и грозились убить. При чём тут война, при чём тут немцы?
- Не причём, но так все говорят, - уже совсем спокойно объяснил Циперович, - И скажи спасибо, что я тебя не заставляю участвовать в крёстном ходе.
- А это ещё такое?
- Это новая российская мода – 9 мая пройтись по центральной улице в военной форме времён Второй Мировой, обязательно с чёрно-жёлтой ленточкой (я пытался выяснить, что она символизирует, но никто не знает) и нести в руках портреты воевавших родственников. У нас тоже ходят – в иерусалиме, в Кирьят-Гате, в Хайфе…
- Это же язычество!
- Может, и язычество, но народу нравится. И, вообще, электорат сам решает, что язычество, а что нет. Но мы от крёстного хода освобождены. Это для продвинутых – для русских депутатов. Им Ивет портреты раздал (я проверял, у всех разные) и они знают слова песен. Мы так не сможем. Да оно нам и не надо. Наше дело – два раза в год поздравить русских израильтян с их профессиональными праздниками: Новым Годом и Днём Победы.
- А почему русских надо поздравлять 2 раза в год? Почему Мимуна всего один раз в год? – Коши облизнулся, вспоминая мамину муфлету, - С друзами встречаемся один раз в год, с бедуинами один раз, с итальянцами и французами вообще не встречаемся, а с русскими нужно целых 2 раза встречаться. Мало нам было этого гойского Сильвестра, так теперь ещё непонятный праздник в мае.
- Во-первых, как говорил Макиавелли (консультант сделал паузу, наслаждаясь произведённым эффектом): “Не всё политику Мимуна”. Во-вторых, не Сильвестр, а “Новигод”. Мы же репетировали. И совсем это не гойский праздник, у нас даже справка есть от раввина Аба-Бубы. Помнишь, мы ещё деньги переводили для его центра изучения Торы? На программу повышения духовности молодёжи. А он нам разрешил перед камерой выпить кошерного шампанского и съесть по ложечке салата с майонезом (неплохой салат, кстати, был, зря ты выплюнул, как только камеру выключили). Только просил не фотографироваться на фоне ёлки и не креститься.
И, вообще, что ты хочешь? Русских же миллион! Ты же помнишь формулу электората – один праздник на каждые полмиллиона избирателей.
- Помню, - понуро согласился министр, - Но после ветерана, после Дня Независимости, можно я в конце мая в Сан-Франциско поеду? Пока не жарко. Там фестиваль Бат-Ямско-Калифорнийской дружбы, гала концерт и торжественный ужин с руководством общества выходцев из Хулона.
- Нет, дорогой, не получится, - в голосе консультанта впервые прозвучала нотка сочувствия к тяжёлой жизни политика, - Понимаешь, май очень насыщенный месяц для народных избранников. В конце мая праздник эфиопских евреев. Ты должен там быть. И не просто быть, а… даже не знаю, как тебе сказать…мужайся… там надо будет есть. Но мы прорвёмся! Ты, главное, не унывай! А я принесу таблетки от изжоги.

Пока едят, не стреляют
sl_mayer

Одна почти нейтральная и политически почти не ангажированная организация попросила меня провести экскурсию на тему еврейско-арабского сосуществования в Яффо (что-то типа "Пацаны, не стреляйте друг в друга").
Я согласился, но сразу предупредил, что не очень хорошо знаю арабскую часть Яффо.
- Нет проблем, - успокоила меня милая женщина организатор, - запиши телефон арабского гида Самира. Он тебе расскажет об арабском Яффо всё, что ты хотел знать, но стеснялся спросить.

Отлично! Набираю номер. Гудки, гудки. Вместо ответа приходит СМС (по-английски) "Не могу говорить - я на демонстрации".
Неделю я безуспешно пытался дозвониться до Самира. Он был то на демонстрации, то на партсобрании, то в пикете, то на митинге.
Я порадовался за коллегу: видно дела в арабском туризме идут настолько хорошо, что можно большую часть времени посвящать общественной работе.

Через неделю Самир перезвонил сам и сразу с радостью согласился помочь.
- Записывай план, - начал он на иврите без малейшего намёка на акцент, - Сначала Парк Мидрон. Расскажи, что на месте парка был арабский район. Сегодня люди гуляют по развалинам арабских домов: по чьей-то кухне, по чей-то спальне, по чей-то детской комнате. Потом покажи им старые арабские дома 18-го - 19-го веков, в которых сейчас живут богатые евреи. Расскажи о тяжелейшей жилищной проблеме в арабском секторе.
- Секунду, секунду, я же записываю. Можно вопрос?, - я, как прилежный ученик, поднял руку, - Богатые евреи выгоняют арабов из их старых домов?
- Не совсем, - уточнил Самир, - евреи покупают дома и ремонтируют их. Но не в этом суть. У тебя же не экономический и не реставрационный тур. Ты не отвлекайся от главного.
Обязательно подведи людей к Центру Переса. Это хороший пример мирного сосуществования.
- Обязательно, - говорю, - Скажи, пожалуйста, как ты думаешь, показать людям Бейт Оле - дом, в котором во время погрома 1921 года арабы вырезали 17 евреев?
- Не стоит, это далеко, ты не успеешь.
- Я думал показать здание, в котором заседал штаб арабского восстания 1936 года.
- Не надо, - отрезал Самир, - это никому не интересно. Своди лучше людей в кафе-магазин Yafa, покажи карикатуры Наджи Эль-Али
- Это карикатурист, которого застрелили в Лондоне в конце 80-х?, - вытащил я из запасников памяти, - Он, помнится, изображал израильских солдат, похожими на немецких карателей в белорусской деревне, - (На политинформации в 6-м классе Валентина Ефремовна показывала нам карикатуру в газете "Известия" - израильский агрессор тащит за волосы палестинскую девочку. Я тогда запомнил имя талантливого художника).
- Да, он. Гениальный был человек
- Да, большой мастер. Кстати, ты не помнишь, кто его убил?, - уточнил я, параллельно пробегая глазами по статье в Википедии, где написано, что Наджи Эль-Али убили бойцы Арафата, так как карикатурист не только колол острым пером сатиры израильских агрессоров, но и критиковал палестинское руководство, которое, как известно, менее лояльно относится к критике, чем кровавый израильский режим.
- Это не важно и никак не связано с темой твоей экскурсии, - отрезал Самир
- Хорошо. Я ещё думал показать мечеть, с которой в 1947-1948 году арабские снайперы стреляли по Тель-Авиву.
- Да что тебя всё на грустное тянет???, - воскликнул в сердцах Самир, - отведи лучше людей в хумусию моего брата на улице Йефет. Прекрасный хумус, вкуснейший фалафель, свежий салат, холодный лимонад, кондиционер. Что ещё туристу надо?
- Ведь, когда люди вместе едят и пьют ("В ресторане моего брата"), они не стреляют друг в друга, - патетично заявил арабский гид Самир.
- Верно, не стреляют.... пока едят, - согласился я


Простаки за границей - прогулка по Американской колонии
sl_mayer
Дорогие краеведы,

В субботу, 29 октября, я приглашаю вас погулять по Яффо 19-го века.
Мы посетим район Маншие (вернее, то, что от него осталось), Американскую и Немецкую колонии (вернее, то, что от них осталось).

В программе:
- Первые европейцы на территории нынешнего Тель-Авива
- Египетские деревни и итальянские поселения
- Американская колония в Яффо и её удивительные обитатели
- История темплеров в Палестине и немецкое поселение Вальгалла
- История воздухоплавания в Палестине
- Железная дорога Яффо-Иерусалим
- История несостоявшегося гауляйтера Палестины
- Еврейские подпольщики и голландские поэты, турецкие революционеры и немецкие бароны, итальянские монахи и эфиопсикие принцессы, и многое другое...

Встречаемся возле Музея Эцеля (בית גדי), напротив старой железнодорожной станции (מתחם התחנה).

Стоимость 60 шекелей

Количество мест ограничено (чтобы не нарушать камерности)

Контактный телефон 054-6036742

Вы бы телеграмму дали, что приезжаете...
sl_mayer

Известный российский поэт еврейского происхождения (не Пастернак, конечно, и не Бродский, но достаточно талантливый и популярный), почувствовав на старости лет зов анализа крови, приехал вместе со своей крестоносной женой в нашу меленькую, провинциальную страну.
Посетив святые места (кардиолог, гастроэнтеролог, гинеколог, кварц, УВЧ, флюорография), освятив крестики и искупавшись в море (не Лазурный берег, но для кризисных времён сойдёт), супруга поэта (и сама поэтесса по совместительству - не Агния Барто, но тоже слова рифмует) начала на все лады поносить страну, предоставившую ей практически бесплатную медицинскую помощь и социальную защиту и снабдившую паспортом, открывающим безвизовый въезд в более, чем 40 стран мира. Культуры тут нет (ни тебе Третьяковки, ни Зала Чайковского), с берёзками напряжёнка, запах подмосковного осеннего леса можно почувствовать только в освежителе воздуха, купленном в русском магазине у Алика за свои, кровные, заработанные на поэтических вечерах деньги (освежителями воздуха сионистское правительство новых репатриантов не снабжает).
Ну, климат, разумеется, тяжёлый, бюрократия, иврит этот тарабарский везде звучит. Поэт решил, что им не нужно учить иврит, "чтобы не забыть русский и английский" (цитата из совместного семейного интервью поэта и поэтессы).
"Не получается у меня полюбить эту страну," - говорит поэтесса в том же интервью, - "Я тоскую тут по Москве. Когда приезжаю в Москву, мне хочется обнять всю толпу в метро" (те кто был в Москве в последние годы знает, как выглядит толпа в московском метро. На неё смотришь...и так хочется обнять, что просто сил нет).
А самое ужасное в Израиле - это израильтяне. Чёрствые, равнодушные, не отзывчивые. Поэт попросил пассажиров израильской электрички помочь ему затащить тяжёлый багаж. Попросил культурно, чисто по-поэтски. Как принято у настоящих русских интеллигентов, прокричал на весь вагон: "Help me somebody, блядь" (правильно, что не учил иврит - вот где пригодились идеальный русский и безукоризненный английский). Хотя фраза пока не тянет на Нобелевскую премию по-литературе, но "new poetic expressions within the great русская электричка tradition" в ней уже чувствуется.
И никто не шелохнулся. Тупые пассажиры, немного знающие английский язык, наверное подумали, что поэт обращается к своему другу по имени Блядь. Или друга зовут "Somebody", а фамилия у него "Блядь". В любом случае решили, пусть Блядь помогает, а сами уткнулись в свои бездуховные смартфоны читать сообщения, написанные цыганскими каракулями справа налево.

Напомнила мне эта история старый тель-авивский анекдот (а, может, и правда так было).
В начале 30-х годов 20-го века в Палестину начали приезжать немецкие евреи. У них ещё был выбор - фашистская Германия (которая пока ещё людей не убивала, но уже показывала, что ничего хорошего в будущем от неё ждать не следует) или жаркая, провинциальная, безработная и некультурная Палестина. Евреи, которым перехотелось обнимать толпу в Берлинском метро, приехали в Тель-Авив и поселились на улице Бен-Йехуда (её в 40-е - 50-е годы называли Бен-Йехуда Штрассе). И всё им в Тель-Авиве не нравилось. Не так представляли они себе жизнь на земле предков, сидя в своих адвокатских конторах, банках и клиниках в Берлине, Гамбурге и Мюнхене. Почему машины ездят по субботам? Почему мало синагог? Почему молодёжь нескромно одета? Что за репертуар театров? Разве это еда? Разве это вода? А главное: почему еврейскими организациями управляют "остен-юден": местечковые евреи из Жмеринки, Могилёва и Одессы (или другой "жопы мира", по определению поэтессы), приехавшие сюда 20-25 лет назад.
Немецкие евреи отправили список своих претензий и требований тогдашнему меру Тель-Авива Меиру Дизенгофу.
Дизенгоф был родом из местечка Якимовичи под Кишинёвом (вот уж поистине "жопа мира"!) И хотя он закончил Сорбонну, и работал главным инженером завода в Бельгии, и служил офицером в царской армии (что совсем нетривиально для еврея), и был очень успешным бизнесменом, мудрым политиком и толковым градоначальником, для высококультурных "немцев" он всё равно оставался местечковым молдавским евреем.
Прочитав петицию, Дизенгоф, со свойственным ему местечковым сарказмом, ответил: "Уважаемые господа! Простите нас великодушно, что мы не успели должным образом обустроить город к вашему приезду. Но вы так неожиданно приехали. Если бы вы заранее прислали телеграмму с датой приезда, мы бы смогли лучше подготовиться к встрече дорогих гостей".


(no subject)
sl_mayer

На третий день нашего пребывания в Израиле родственник-"старожил" Зяма пригласили нас к себе домой на званый ужин.
Зяма у нас в семье считался диссидентом, пострадавшим от коммунистического режима. Он уехал в Израиль в 1975 году, буквально за 2 месяца до обширной ревизии в его универмаге. По результатам ревизии директор универмага получил 10 лет, замдиректора 8 лет, завсекцией отделался исключением из партии и инфарктом, а скромный товаровед Зяма к моменту суда уже пил теплую водку на берегу Средиземного моря и оплакивал богатства, нажитые непосильным трудом и оставленные на сохранение не очень надежным людям.

Сидя во главе стола, уставленного незнакомой нам едой и изысканным алкоголем (водка "Голд", бренди, привезенное Зямой "с Америки" и вино двух видов - "Белое" и "Красное"), Зяма излагал нам своё видение израильской реальности.

- Климат тут ужасный. Жара эта совершенно невыносима для нас, европейцев (себя Зяма, как понятно, считал носителем великой европейской культуры. Наверное, потому что он родился в самом сердце Европы - в местечке Барановичи Минской области. Или потому что он в школе учил немецкий и мог по-немецки сконструировать фразу "Фрау, а если я возьму 4 штуки, я получу скидку?").
- Экономика в Израиле загибается. Тут же ничего своего нет: ни металлургических заводов, ни нефти, ни угля, ни самолетов, ни авианосцев ("Ни ледоколов", - услужливо добавил кто-то из гостей). Если бы не американская помощь, эту страну завтра можно было бы закрыть.
- Армия это один большой миф. Пару раз победили тупых арабов и рады. Посмотрите, как тут солдаты выглядят - как белорусские партизаны, вышедшие из леса. Они же не могут нормально строем пройти, я уже не говорю за строевую песню.
- Медицина в Израиле - просто позор. Моя тёща (он указал вилкой на старушку, сосредоточенно пережевывающую бутерброд с икрой новенькими, явно не в Советском Союзе вставленными зубными протезами) третий месяц ждет операцию на катаракту (он так и сказал "операцию на катаракту"). У нас я бы дал врачу 100 рублей и тёща уже вчера была бы прооперирована, а сегодня уже пила бы кислородный коктейль в профилактории "Зелёный бор"
- А разве тут образование? Они же в школе ничего не учат: ни физику, ни математику, ни эту, как её?...химию. Я к 16 годам прочитал всю литературу ("К 18 переслушал всю музыку, к 20 пересмотрел всю живопись", - подумал я). А они тут ничего не знают: ни Дрюона, ни Жюль-Верна, ни Мопассана (брат Зямы был директором пункта сбора макулатуры, поэтому у Зямы дома всегда была свежайшая дефицитная литература).

- А что-нибудь хорошее в Израиле есть?, - с надеждой спросил я.
Зяма замолчал, налил себе рюмку водки, точным натренированным движением опрокинул её прямо в желудок, не торопясь закусил шампиньоном, фаршированным гусиной печенкой, немного подумал и ответил:
- БЕЛЬЁ ТУТ БЫСТРО СОХНЕТ...


Консультант
sl_mayer
Наш Хайтек нанял консультанта, перед которым была поставлена задача самым решительным образом разобраться с проблемами, мешающими нашему Хайтеку успешно развиваться, консультанта попросили построить план бескомпромиссной борьбы с отдельными недостатками, ещё встречающимися на светлом пути разработки программного обеспечения, научить нас самым современным методологиям и ознакомить нас с передовым опытом других Хайтеков.
Консультантом оказалась молодая бледная девушка с красными воспалёнными глазами, всклокоченной причёской и неровным маникюром на обгрызенных ногтях.
На первую встречу с консультантом были приглашены все менеджеры старшего и среднего звена. Девушка попросила всех присутствующих назвать своё имя и должность и сладко зевнула, не удосужившись хотя бы прикрыть рот ладонью. Каждое имя она переспрашивала 2-3 раза, после чего тёрла глаза, кусала ногти и что-то старательно записывала в тетрадке.
После раунда представлений она предложила обсудить существующую в компании ситуацию и подискутировать о том, как мы дошли до жизни такой.
- Пусть каждый расскажет о том, что его тревожит, что беспокоит, поведает нам о своих бедах, поделится с коллегами наболевшим, - предложила консультант и уронила голову на то, что у не-консультантов называется грудью.
Очнувшись через несколько секунд, она встрепенулась, обвела присутствующих перепуганным взглядом, поправила растрепавшиеся волосы и попыталась продолжить как ни в чём не бывало продолжить беседу:
- То, что вы говорите – очень интересно. Я обязательно проанализирую проблемы, которые вы подняли. А теперь я попрошу вас подумать, что нам нужно исправить в первую очередь. Какие действия предпринять вот прямо завтра с утра, - она опять зевнула.
- Может быть сделаем перерыв? – на правах старшего предложил я
- С удовольствием, - согласились присутствующие и разбежались работать по-старинке, не методологично и не по мировым стандартам

А я консультанта, "больную, совсем седую", на кухню проводил и там отпаивал крепким кофе, откармливал офисными финиками и выслушивал её грустный рассказ.
- Ты не подумай – я не всегда на встречах засыпаю. У меня просто муж уехал с друзьями в Европу, а я одна с двумя маленькими детьми. Они всю ночь не спали – то пить, то писать, то живот болит. ("У неё ещё, наверное, больная мать и глухой дед – ветеран Империалистической", - подумал я).
- У меня мама ещё болеет, - добавила консультант и, круто меня тему, спросила: "Мы продолжим заседание после перерыва?"
- Нет, - говорю, - не стоит. Давай уж завтра.
- Завтра я не могу – дети на каникулах, я целый день с детьми. Послезавтра еду с мамой в больницу. Потом у меня дела всякие. Давай уже на следующей неделе.
На том и договорились

Я вернулся к ребятам и попросил к следующей неделе подготовить предложения по улучшению наших производственных процессов.
- Пожалуйста, не подведите, - попросил я, - а то перед консультантом неудобно – она же хочет, как лучше, ради нас старается.
- Да нешто мы не понимаем? – обиделись менеджеры среднего звена, - Нешто мы звери какие? Мы консультанта в обиду не дадим.

Русские экскурсоводы в Израиле
sl_mayer

Экскурсовод рассказывает об осаде Иерусалима во время Первой Иудейской войны. Хорошо поставленным голосом актрисы областного драмтеатра она нагнетает трагизм на перепуганных туристов.

"После продолжительной осады… превосходящие силы римлян… ворвались в Иерусалим…После кровопролитных боёв…город пал".
"Там, правда, были и другие причины падения города", - понизив голос добавляет экскурсовод, как бы намекая туристам, что не всё им положено знать"- "Но не будем сейчас об этом. Пойдём дальше".
Заинтригованные туристы хотят узнать, что же произошло в Иерусалиме 2000 лет назад, и почему об этом до сих пор нельзя говорить. Но спросить не решаются. Может быть, ещё не рассекречены материалы об Иудейской войне? Может быть для экскурсовода это больная тема? Может быть, у неё кто-то из близких погиб при осаде? И, вообще, о евреях нужно говорить или хорошо, или никак.
______________________________________________________

- Друзья, сейчас все вместе спускаемся по ступенькам в греческий период. Мамочка, не нужно трогать руками царя Давида.
______________________________________________________

- Иисус говорит: "Ложите слепого сюда"
______________________________________________________

- Покамест крестоносцы тут стояли, арабы их тудой обошли
______________________________________________________

- Друзья мои, не забываем свечечки ставить: налево- за здравие, направо – за упокой! Только не перепутайте, друзья.